Дерево до небу

Где-то за горами, за лесами, не знать в каком государстве жил-был один царь. Старик уже был. Государство большое, а наследника нет. Только одна дочка.
Подросла девушка, уже на выданьи, и царь начал думать, как бы дочь выдать замуж, снять хлопоты со старческих плеч: руководить на старость государством - то не легкое дело!
Дал по всем соседним краям знать, чтобы приезжали к нему сваты. Какой парень будет люб дочке, тот возьмет ее за жену. Как это объявили, со всех сторон мира начали сходиться герцоги, бароны, да и простые ребята, кто очень красивый был.
Каждый хотел стать царем и взять себе красавицу за женщину.
Тогда девушка посмотрела на одного, на второго, на третьего. Не понравились ей. И сказала отцу, что нет смысла выходить.
Царь рассердился:
- Дочка, подумай хорошо! Я уже старый. Пора мне на отдых.
Но девушка упорствует.
Был у царя замечательный сад вокруг дворца, такой прекрасный, что подобного в целом мире не было. Какие лишь в мире растут - в теплых, горячих краях - цветы и деревья, такие там были. А среди того сада росло дерево уж такое высоко, что верх его никто не мог видеть. Этим деревом-чудом очень гордился царь.
Однажды, когда дочке уже наскучило слушать упреки за замужество, она вышла в сад. Солнышко грело. День был ясен, тепл.
Ходит девушка между цветами и беседует с ними:
- Не бойтесь, цветочки, не оставлю я вас, хоть как отец будет пытаться выдать меня за какого-то далекого принца.
Но одного ясного дня собралась туча, загремело, засверкало и затемнилося... Выпал страшный град. Длилось это недолго. Опять небо просветлело и начало солнышко светить.
Но сад был черным от опустошения: все цветы поломаны, листья с деревьев сбиты... И все совсем посохло, как бы горячей водой было спарено.
Вышел царь из дворца и не узнал сад. Старый, а такого никогда не видел, нигде ни цветка, ни листка. Аж плакать хочется. Зовет дочку. А она не отзывается. Искал, искал - не нашел. Зовет слуг. Те бегают, спрашивают... Нет!
Испугался царь. Послал вести, куда лишь мог. Потом послал своих гонцов в чужие государства и пообещал тому, кто найдет дочку, целое свое царство.
Тысячи людей искали царевну, но та пропала, как будто земля ее проглотила.
Очень сокрушался царь. Одна у него была дочь и исчезла. Ничто ему не мило. Из большого горя заболел.
Ходят к нему врачи, но все даром: хиреет и хиреет.
Раз задремал царь в саду, и приснилось ему, что в тот день, когда страшная буря прошла среди дня, в туче был семиголовий змей. Он ухватил его дочку и понес на верх высокого дерева. А на том дереве стоит змеев дворец, в нем пленница...
Проснулся царь и думает себе:
«Сон сном, но может быть и правда. Потому что в тот день действительно моя дочка пропала. Ану, попробуем!»
И дал знать по всем государствам, что если бы нашелся такой витязь, который вылезет на очень высокое, вплоть до неба, дерево и освободит его дочку, то отдаст ее за него замуж и все владения передаст ему.
Ой, как услышали это молодые люди, начали сходиться из целого мира к царскому двору: герцоги, бароны, графы, даже красиво одетые цыгане... Который себя хоть немного считал способным залезть, каждый побывал у царя, потому что каждый хотел стать его наследником. Лезли - одни вверх, другие вниз. Некоторые поднялись так высоко, что едва их уже были видно, но дальше не могли и слезали.
Так длилось день, второй, третий... Дальше - неделя, два... Успеху никакого!
Но был у царя один пастух свиней - когда-то давно короли и цари имели стада всякого скота. Смотрел, смотрел, как господа пытаются вылезти на дерево, и думает себе:
«Гей, если бы царь позволил мне, принес бы я от змея его дочку!»
И не перестал думать об этом, когда ухаживал за стадом. Даже как-то проговорил вслух:
- Гей, если бы царь позволил мне!
А старая свинья услышала эти слова, подошла к нему, почесалась и говорит:
- Газдо, спеши к царю и проси разрешения лезть. Ты вылезешь на высокое дерево и освободишь девушку. Я тебя хорошо знаю. Сей совет даю из-за того, что ты нас угощал. Пусть царь зарежет старого безрогого буйвола, пусть с него снимут кожу, а из той кожи пусть прикажет пошить для тебя три тулупа.
Иван послушал старую свинью и пошел к царю. Тот сидел опечаленный в саду, даром его смешил придворный блазень.
- Чего, Иване, ты пришел?
- Пресвитлий царю! Вижу, здесь много желающих вылезть. Позвольте и мне лезть. Обещаю, что приведу вам принцесу-дочку.
Засмеялся царь, хоть невесело у него на душе:
- Тебе, Иван, на дерево лезть? Глупый твой разговор!
Рассердился парень:
- Пресвитлий царю, позвольте мне лезть! Тогда царь спрашивает своего блазня:
- Но, что ты скажешь на Иванову беседу?
- Дайте мне Ивана помощником, потому что он еще более глуп, чем я. Хуже рассердился молодец.
- Пресветлий царю, - говорит грозным голосом, - не слушайте глупого, потому что из глупой дыры глупый ветер веет. Прикажите зарезать безрогого буйвола и из его кожи пошить три тулупа. И позвольте мне лезть. Если вернусь без принцеси, делайте с моей головой, что захотите.
Смотрит царь на парня и думает: «Здесь уже не глупость», - и говорит.
- Добре есть. Будет, как ты хочешь. Забьем буйвола. Но помни, что без моей дочки, чтобы ты не вернулся! Как не приведешь ее, упади из дерева и лучший сломай себе шею. Потому что когда сам не сломишь, то палач тебе голову отрубит.
Вернулся Иван к своим свиньям. А царь дал приказ зарезать буйвола и пошить из его кожи парню тулупы. Как было готовый, позвал Ивана:
- Сделали по-твоему. Возьми тулупы и можешь лезть. Или царство, или смерть!..
Ивану больше не нужно говорить. Одел один тулуп, а другие два привязал на плече. Взял топор и пошел под дерево. Людей - страх! Все ожидают...
Иван осмотрел дерево и ударил топор. Стал на топор, потом вынул и ударил над головой: так поднимался все выше и выше. Скоро исчез из глаз.
Целый день лоз, а свыше вечера уже тулупа на груди порвал. А лезть еще высоко. Одел на себя второй тулуп - опять лезет, лезет... Но через день подерся и тот.
- Но, кожуше, - говорит третьему, когда на себя одел, - хоть до тех пор держи, пока я к первой гілляки буду долезать.
И долезал к ветви, которая ровно в сторону росла.
Парень сел на ветвь и говорит сам себе: «Иване, вернись!» А вторым голосом: «Иване, не возвращайся, лезь смело дальше!»
И до тех пор долезал, что подерся и третий тулуп: грудь - в крови...
Не считался с этим Иван. Добрался уже к первым листьям, зажмурил глаза и говорит:
- Но, світе, здоровый был! Или выигрываю, или проигрываю!
И с зажмуренными глазами вскакивал на первое письмо. Лишь простерся...
Расплющивает глаза, а здесь такой мир, как и доли, откуда он пришел: трава растет, поля, леса, горы...
Идет, идет. Блудит. Вдруг видит: на горе дворец вращается на утиной ноге.
Ударил Иван топором в эту ногу, и дворец остановился. Вокруг двери и врата вдруг повідчинялися, и парень - шмиг! - в царский двор. В то же мгновение все двери закрылись, и дворец опять вертится.
Идет Иван, рассматривается, а нигде никого. Когда зашел во дворец, бежит к нему девушка. Смотрит, а то царская дочь! Она к нему:
- Ой Иванку, как ты сюда попал?
- Не спрашивай ничего, собирайся к няня, потому что тот умирает за тобой.
Она как это услышала, то аж побледнела:
- Иване, не говори такого, потому что когда тебя услышит змей, мой муж, - сразу конец будет и мне, и тебе!..
Не успела договорить, а змей уже здесь: семь председателей, и из каждой гортанки полыхает пламя, на семь метров все жжет. Испугался Иван.
- Что сие за творение? - спрашивает змей.- Сразу ему конец. Девушка дерзнула и заговорила:
- Сие же мой верный слуга! Не может без меня и пришел сюда, чтобы и здесь мне служить!
Змей утих, и хмураво еще посматривает на Ивана.
- Хорошо, не убью тебя. Но задар хлеб не будешь есть. Иди за мной. Дам тебе работу.
Идет Иван за змеем. В конце двора хлев. Змей отпер двери, а там на помосте лежит конь, бідний-пребідний: мухи звучат над ним, кожа облезла. Не может встать, лишь кряхтит.
- Видиш этого коня? Будешь за ним ухаживать, кормить и поить. Давай ему доста всего, но того не дай, что будет просить.
- Но как то все давать, а что просит - не дать?
- Я тебе сказал, а ты выполняй! И идет прочь. Потом вернулся:
- Иване, рассуждай! Если попробуешь меня обмануть, твоя жизнь кончится...
Начал Иван носить коню есть: хорошего сена, клевера, овса, ячменя. А конь и в рот не берет. Лежит и председателя не подводит. Иван пожалел его, гладит и приговорює:
- Ешь, коньку, ешь... Может, поздоровшаєш. Я тебя по-человечески буду обслуживать.
Конь слушает, слушает и человеческим голосом отозвался:
- Виджу, хлопче, ты хорошего сердца. Ай-бо задар принуждаешь меня есть сено и овес. Сие не моя еда.
- А чем же тебя кормить?
- Я им горячую грань, а пью пламя. Давай мне грань и пои пламенем, тогда буду здоровый.
- Но шарканий приказал того не давать, что будешь просить!
- Как ты будешь слушать змея, то не освободишь принцезну, потому что я знаю, что ты бы хотел ее спасти. А здесь нет никого, кто может змея уничтожить, лишь я. Из-за этого он меня так мучает, чтобы я погиб.
- Проси, коньку, который хочет! Все дам, чтобы освободил принцезну!
- Я от тебя много не прошу. Лишь в воскресенье, когда шарканий полетит за горы, спали козел дров, а я грань поем. И будет все в порядке. Но будем действовать тайно.
Так и произошли. Когда было воскресенье, змей розпростав крылья и полетел. Ивану только того и нужно. Зажег дрова. Еще они не догорели, набрал лопату жара и понес коню. Конь единым духом проглотил и уже годный был подвести председателя. Понес Иван вторую и третью лопату жара. Как это конь съел, уже и на ноги вставь.
Тогда Иван снял из него цепи. Конь выбежал на двор, поковтав все пламя и поил всю грань.
Иван присматривается: конек не простой! Шерсть золота, вместо четырех у него пять ног, крыла сверх лопаток торчат.
- Но, Йване, выполнил ты все, что я тебе говорил. Начинаем действовать, пока шарканя не есть. Иди в пивную: там есть седло, сабля и уздечка. Принеси на меня. Спеши!
Пошел Иван. Ищет, ищет - видит змею бочки с вином. Нащупал в потемку седло, саблю, уздечку. Взял и несет. Как раз вышел из пивной, а змей на дверях!..
- Что ты наделал, хлопче? Ты меня обманул. Теперь пропадешь! Выхватил из рук Ивана саблю и хочет ему отрубить голову.
Тот просит:
- Отпусти меня, никогда больше тебя не обману...
- Не отпущу, должен здесь погибнуть. Ай-бо заранее выпьем вина за твои грехи.
Завел Ивана опять к пивной, разбил бочку, налляв себе и парню по одному відрові. Змей пьет, а Йван просит:
- Отпусти меня.
- Не отпущу. Теперь выпьем за мои грехи.- И опять налляв себе ведро вина. Дальше - второе, третье, четвертое... Семь ведер вина выпил! Опьянел и ум казнил. Танцует, поет, ходит узад-уперед, вертится. А тогда упал и заснул как мертвый.
Иван обрадовался: взял тихонько саблю и хочет рубить змея. Но думает себе: «Одну голову отрежу, а шесть еще останется. Змей проснется сразу и уничтожит меня!»
Ухватил седло и уздечку и побежал к татоша. Рассказал, что произошло в пивной.
- Очень хорошо ты сделал, что не трогал шарканя. Ты бы его не убил. Давай сюда седло!
Конь фукнув, и из седла вся ржавчина пропала, а появились драгоценные камни.
- Седлай меня и убегайте! Оседлал Иван татоша.
- Но, куда идем?
- Не спрашивай. Чимскорише должны выбраться отсюда! Поднялся конь. Летел, летел, и в конечном итоге, в темном лесу спустился на землю.
- Но, Иване, здесь, в этом лесу, есть дикий кабан. Уважай, потому что дикаря должны забить. В его голове - живой заяц, и того нужно убить, а у зайца в голове бриллиантовая шкатулка, и в той шкатулке семь жуков. В тех жуках и есть сила шарканя. Если их убьем, он потеряет мощь. Гляди, бежит на нас дикарь...
Глянул Иван: дикарь огромен, а ікли, как сабли. Разинул пасть и гонится на них... Конь подхватился в воздух, и, когда пятой ногой ударил кабана в голову, тот лишь протянулся.
Иван саблей расколол ему председателя, а оттуда вдруг выхватился заяц. Иван на коня. Конь догнал зайца и ногой убил его.
Тогда Йван спокойно слез из своего татоша, вскрыл зайцу председателя и вынул бриллиантовую шкатулку. А в шкатулке жуки жужжали, как мотор.
Иван рассмотрелся и увидел плескуватий камень. Положил шкатулку на тот камень, а второй глыбой так брякнул, что из жуков и следа не стало!
- Но, можем спокойно возвращаться, - говорит ему конь. Иван сел на коня и прилетел во дворец.
Смотрит - среди двора змей едва ползет, на ноги подвестись не может. Когда Иван приступил к нему, тот жалостно сказал:
- Гей, Иване, уничтожил ты меня, отобрал мою силу.
- Не только силу, но и жизнь, твое возьму, и царевну заберу.
- Иване, все бери, что имею: золото, серебро, бриллианты, - только жизнь мне оставь! Я же тебя не убил...
- Нет! Здесь тебе смерть! - Ухватил саблю и всех семь председателей повідрубував. Змиева кровь к коленям на дворе текла...
Иван зашел во дворец и говорит принцезні:
- Можем собираться домой. Свободный путь!
Девушка не верит. Глянула через окно, а на улице полно крови.
- Йой, Иванку, понеси меня к моему няня!
- Понесу!
Девушка берет свои вещи, а Йван вышел на улицу, будет прохаживаться и думает: «Сюда я вылез. А как отсюда выбраться? Может, мне самому прибегли бы слезть, а с девушкой...»
Сказал об этом принцезні. Теперь оба сокрушаются, ходя по дворе.
- Лучший было бы с змеем помириться, - говорит девушка. Ходят смутные. Вдруг перед ними - дурк! - появился конь.
- Чего сокрушаешься, мой газдо?
- Тяжелое дело выбраться отсюда...
- Не сокрушайся! Готовы оба?
- Готовые...
- Тогда садитесь на меня! Сели на коня. Говорит Татош:
- Зажмуриться!
Зажмурили глаза и только слышат, как гучить воздух. Летят куда-то со страшной скоростью.
Через несколько минут конь дубнув ногами, гейби на твердое вскакивал.
- Розплющить глаза и рассмотритесь...
Открыли глаза, видят - они в няня среди двора! А здесь много людей. Все огорченные.
- Что произошло?
- Царь на смерти!
Принцезна и Иван быстро побежали к палате. Царь лежит - одна нога в могиле...
А когда дочка пробеседовала, старый, услышав ее голос, вдруг расплющил глаза. Сразу ухватился из смертной постели. Здоровье вернулось, начал говорить. Коби была музыка, то и танцевал бы! Аж помолодел.
- Как ты здесь очутилась?
Тогда девушка рассказала няньке обо всем, что случилось. Царь выслушал и говорит:
- Иванку, было время, что я тебя хотел назначить помощником дурака. Ай-бо между нами было и такое соглашение: как приведешь мою дочь, будешь моим зятем. Даю за тебя единственную дочку и назначаю своим наследником.
Позвал музыкантов. Появились цыгане, и началась большая свадьба.
Две недели гуляли. Царь призвал не только царедворцев, но и весь народ. И кривые, и слепые гуляли, танцевали.
Иван стал царем, может еще и теперь царствует, как не умер...

Nan optipro гипоаллергенный на www.mesenfants.ru.