Волшебная золотая черепаха

Царь страны Ау-Лака славный Ан Зыонг Выонг после победоносной войны присоединил к своей стране землю Ван-Ланг. Верхом на коне объезжал он свои владения, простиравшиеся на много дней пути. Стоя на вершине высокой горы, озирал царь прекрасную землю. Обширные долины с холмами манили чудесной свежей травой, под легким ветром она колыхалась подобно волнам огромного зеленого моря. Между холмами извивалась спокойная река, и вода в ней блестела, как серебро под яркими лучами заходящего солнца. Щедрые урожаи обещала эта земля, еще не тронутая плугом, тучные луга могли дать корм множеству коров, коз и лошадей; склоны холмов были очень удобны для выращивания ароматного чая, а река изобиловала крупной и вкусной рыбой. У самого берега, устланного золотистым песком и красными камешками, шумели заросли тростника, а выше зеленели кусты мирта и муа [43 - Муа — кусты с желтоватыми листьями.].

Полной грудью вдохнул царь воздух, напоенный ароматами трав и цветов, и произнес:

— Отныне земля эта принадлежит нам, она станет опорой могущества Ау-Лака. Здесь, на крутой горе, будет воздвигнута неприступная крепость, которая защитит нас от вражеских нашествий…

Ан Зыонг повелел начать сооружение крепости, и толпы народа, запасшись едой и питьем, потянулись по дорогам и тропинкам к горе Тхать-Зьеу возводить крепостные стены. Упорный труд людей побеждал все; люди рыли рвы, насыпали валы и возводили стены. Но хотя работали строители с увлечением, стены росли очень медленно, словно кто-то мешал им подняться над землей.

Много дней трудились каменотесы и землекопы, но стены будущей крепости едва достигали им до колен. Люди стали работать еще усердней, и вот уже стены поднялись почти в рост человека.

Царь Ан Зыонг Выонг, окруженный своими вельможами и советниками, приехал к горе Тхать-Зьеу.

— Эта крепость будет возведена на века, — воскликнул царь. — Издалека будут видны ее грозные стены и башни. Их не поколеблют ни громы, ни молнии, никакие бури и непогоды. Эта крепость будет неприступна для врагов!

Еще раз оглядев крепостные стены, Ан Зыонг вместе со своей свитой поскакал во дворец.

Но вот однажды в тихую, безветренную ночь, когда на землю не упало ни капли дождя и все вокруг было совершенно спокойно, стены крепости вдруг обрушились, усыпав землю обломками и щебнем, смешанным с грязью. Когда о беде сообщили царю, Ан Зыонг сам прибыл на гору и с сожалением смотрел на руины крепостных стен.

Царь решил расспросить об этом событии людей, живущих поблизости, и они рассказали ему:

— Ночью мы вдруг услышали необычный топот, доносившийся со всех сторон, таинственные приглушенные голоса и странную музыку. Возможно, это было адское войско, состоявшее из бесов и оборотней. Ведь человек не мог бы совершить такого дела…

Люди, напуганные этим необычным нашествием, не решались даже приоткрыть дверей и выглянуть наружу. Ближе к рассвету вдруг явственно стал слышен тяжелый топот, и затем громоподобный грохот обвала потряс землю.

Велико было огорчение царя, велико было и смятение строителей, возводивших крепостные стены, но Ан Зыонг был непреклонен и повелел снова начать работы. Опять застучали молоты и лопаты, и снова двинулись длинные вереницы людей с корзинами земли и каменными плитами за плечами. Люди работали без отдыха и сна, и вот опять в рост человека поднялись стены будущей крепости.

Но вдруг в безветренную ночь, когда на землю не упало ни капли дождя и все вокруг было совсем спокойно, стены крепости рухнули, усыпав землю обломками и щебнем.

Гнев и тягостные предчувствия сжали сердце Ан Зыонга. Но никто не знал причины обвала. Окрестные жители на все расспросы отвечали то же, что и в прошлый раз. Опять ночью раздавался необычный топот, точно проходила армия духов. Топот и таинственные голоса нарастали, и вдруг громоподобный грохот потряс землю.

Глухой ропот прошел среди людей, строивших крепость, они теряли веру, да и руки их стосковались по плугу и привычной работе на поле. Но Ан Зыонг был по-прежнему непреклонен. По царскому приказу к горе Тхать-Зьеу подходили новые отряды людей из отдаленных деревень. Еще больше молотов и лопат застучало на вершине Тхать-Зьеу, длиннее прежних потянулись вереницы носильщиков с корзинами, наполненными землей и каменными плитами; работа кипела, и сердца людей наполнились надеждой, они трудились усерднее прежнего. Но едва крепостные стены достигли высоты человеческого роста, как снова в безветренную, тихую ночь они рухнули, рассыпавшись в прах. Люди пытались продолжать строительство, однако всякую ночь неведомые силы уничтожали плоды их дневного труда. Уныние и недовольство вошли в сердца людей, и царь повелел прекратить бесполезное дело. Подолгу совещался он каждый день со старейшими мудрецами, но никто не мог понять причин бедствия. Ан Зыонг стал печален и задумчив, он часто посещал храм, который был сооружен по его приказанию неподалеку от крепости, но его долгие молитвы оставались без ответа.

Однажды, возвращаясь из храма, Ан Зыонг объезжал руины рассыпавшейся крепостной стены. Сумерки уже опускались на землю, и небо начинало темнеть. Царь ехал впереди своей свиты, опустив поводья, погруженный в тяжкое раздумье. Вдруг прямо на его пути встал высокий старик. Голова его отливала серебром, и легкий ветер шевелил серебряные пряди бороды. Опираясь на посох, старец подошел вплотную к коню, на котором ехал Ан Зыонг, и, назвав царя по имени, сказал:

— Царь, если ты будешь продолжать строить стены по-старому, ты никогда не добьешься успеха. Но не печалься, завтра явится к тебе посол из подводного царства, он даст тебе совет, как возводить крепость…

Сказав это, старец исчез.

На следующее утро, едва забрезжил рассвет, Ан Зыонг надел самые роскошные одежды и отправился на берег реки. Поверхность воды была еще подернута пеленою утреннего тумана, и, когда он постепенно рассеялся, царь увидел, что река вдруг заволновалась. Потом из огромной волны, увенчанной серебристой каймой пены, показалась гигантская Золотая черепаха. Она вышла на берег, высунув голову из блестящего панциря, трижды поклонилась царю и сказала:

— Я Волшебная черепаха, посланная к тебе из подводного царства.

Ан Зыонг с радостью приветствовал ее и приказал своей свите положить Волшебную черепаху в огромный чеканный чан из драгоценной красной меди и с почестями отнести во дворец. Когда Золотая черепаха была внесена во дворцовые покои, Ан Зыонг заговорил с ней о постройке крепости. Черепаха сказала:

— Узнай прежде причину постигшей тебя неудачи. В этом месте погребены цари, правившие в древности, вместе с увеселявшими их музыкантами. Их души все еще обитают в глубоких пещерах горы Тхать-Зьеу. Они обращаются в оборотней и чудовищных белых птиц и владеют этими местами. В самое тихое время ночи духи собираются толпами и с помощью магических сил разрушают крепостные стены, а затем перед рассветом возвращаются в свои пещеры. Духи эти связаны со старым купцом, лавка которого стоит у подножья горы, они вселяются в дочь купца и в белую курицу, принадлежащую купцу, и с их помощью творят зло. Если ты хочешь довести до конца строительство крепости, то уничтожь прежде всего духов и оборотней, обитающих в пещерах, а также убей белую курицу и девушку…

Вняв совету Черепахи Тхан Ким Куи, — таково было ее имя, — царь приказал своим солдатам спрятаться у подножья горы Тхать-Зьеу, а сам, переодевшись, вместе с Волшебной черепахой, которая приняла человеческий облик, отправился в дом купца. Постучав в дверь, они попросили пустить их переночевать. Купец сначала отказывался, говоря, что здесь водятся злые духи, которые могут напугать путников и даже нанести им какой-нибудь вред. Но Ан Зыонг Выонг и черепаха Ким Куи уверили его, что ничего не боятся, и почтенный купец согласился впустить их и дать ночлег.

Едва наступила полночь, Ан Зыонг услыхал необычные звуки, со всех сторон слышался нарастающий шум шагов. Вдруг таинственная рука с силой застучала в стену, и раздался голос, призывающий дочь старого купца.

Тогда Волшебная черепаха принялась неистово бранить нарушителей тишины, шум за стеною сразу смолк, и было слышно, как шаги постепенно удалялись.

Однако перед рассветом за стенами дома снова раздался топот, — казалось, тысячи ног сразу надвигались со всех сторон. Тогда Волшебная черепаха сказала Ан Зыонгу, чтобы он растворил двери и обнажил меч, вызвал из засады своих воинов и, обрушившись с ними на армию духов, прогнал их с горы Тхать-Зьеу. Царь с мечом в руках бросился на врагов, а царские солдаты, выбежав из укрытия, стали теснить духов, осыпая их градом стрел. Много оборотней с жалобными криками попадало на землю. Никогда еще наши люди не слышали таких ужасающих воплей и криков, как в эту ночь. Ан Зыонг и его военачальники приказали войску усилить натиск и не жалеть стрел. Вопли и стоны слились в один оглушительный вой, который, однако, постепенно стихал.

Солдаты и военачальники царя рассказывали потом, что только с восходом солнца окончательно унялись духи и смолкли вопли. При свете солнца люди увидели вдали огромный столб дыма, его черные клубы заволокли окрестные леса и горы, распространяя отвратительный запах. Когда ветер развеял дым и зловоние, солдаты Ан Зыонга вошли в темные пещеры и откопали множество костей и черепов, а также обломки музыкальных инструментов. Все это сложили в огромную кучу и подожгли, а золу сбросили в реку, чтобы окончательно уничтожить злобных духов и навсегда рассеять их чары.

Ан Зыонг и Тхан Ким Куи вернулись в дом старого купца и потребовали у него белую курицу, чтобы принести ее в жертву богам Неба и Земли. Купец согласился, и в тот самый момент, когда белая курица была убита, умерла и дочь купца. Люди говорили, что девушка и белая курица были одержимы злыми духами и поэтому дочь купца умерла в ту минуту, когда птица была принесена в жертву.

На следующий день Ан Зыонг приказал разослать во все концы глашатаев, чтобы те объявили на городских площадях и деревенских улицах: «Царь держал совет с послом подводного царства Тхан Ким Куи о том, как строить крепость. Волшебная золотая черепаха помогла царю изгнать оборотней и злых духов, и теперь строительство крепости может быть завершено. Поэтому царь наш Ан Зыонг повелевает всем снова приняться за дело. Царь приказал также прислать из всех городов и деревень новых работников!»

Не так охотно шли теперь люди к горе Тхать-Зьеу, ибо судьба многих, работавших на строительстве, была неизвестна, но вскоре лагерь строителей, расположенный у подножья горы, снова наполнился рабочими, и они взялись за дело.

После изгнания злых духов солдаты царя день и ночь стояли на страже у горы Тхать-Зьеу. Стены крепости поднимались все выше и выше, все глубже становились крепостные рвы, и все яснее вырисовывались грозные очертания башен. Люди не знали отдыха и трудились с радостью, ибо они обрели теперь уверенность.

Если по ночам откуда-нибудь доносился шум и дрожала земля, солдаты мгновенно выпускали в ту сторону тучи стрел. И тогда слышны были страшные вопли и стенания, — это духи оплакивали свои потери и свое поражение. Однако на следующую ночь снова раздавались таинственные шаги, и опять тысячи стрел устремлялись в невидимых врагов. И не успевали еще смолкнуть песни тетивы, как опять раздавались ужасающие крики и стоны духов. Но все реже и реже повторялось теперь это, и, наконец, спокойствие воцарилось на горе Тхать-Зьеу.

Через некоторое время было закончено строительство крепости на горе Тхать-Зьеу, ей дали название Лоа Тхань. Стены ее в длину достигали тысячи чыонгов [44 - Чыонг — мера длины, более четырех метров.], поднимаясь уступами друг над другом, они издали походили на завитки раковины.

За крепостными стенами возвышалась цитадель, роскошный царский дворец и много разных домов. Лоа Тхань была неприступна для врагов, кроме того заклинания Волшебной золотой черепахи делали крепостные стены неуязвимыми.

Велика была злоба духов и оборотней, но теперь они были бессильны. Иногда в лунные безлюдные ночи пытались злые силы подобраться к стенам Лоа Тханя, однако не могли подняться выше подножья горы Тхать-Зьеу и издали, корчась от злобы, смотрели на ненавистные стены. Когда же заходила луна, они исчезали бесследно.

Нутрилон Пре 0 по материалам http://www.mesenfants.ru.